Заказать звонок
+7 (495) 181-42-68 Круглосуточно 24/7
Москва, ул. Бабаевская, д. 6
Круглосуточно 24/7
+7 (495) 181-42-68 Круглосуточно 24/7

…или завтра России не будет!

30.10.2016
Содержание статьи

ИСАЕВ Руслан Николаевич, президент Независимой наркологической гильдии, врач-нарколог, кандидат медицинских наук, директор клиники.

«Коренным образом изменить, а лучше сказать – переломить – общественное сознание по отношению к проблеме алкогольной и наркотической зависимости в нашей стране сегодня стало вопросом национальной безопасности, вопросом выживания…»

— Руслан Николаевич, вы практикующий врач-нарколог с большим опытом работы, имеете свою клинику по лечению алкогольной и лечению наркозависимости. Что побудило вас заняться общественной деятельностью? Гильдия, которую вы с недавнего времени возглавляете, ставит своей целью решение, в том числе, таких вопросов как введение стандартов качества наркологической помощи, объединение усилий частных и государственных наркологических организаций, формирование нового мышления и т.д.

— Потому что, вы правы, я – профессиональный нарколог. И вижу проблему несколько шире, чем ее принято рассматривать в рамках существующей парадигмы. Потому что как бы мы ни развивали сеть наркологической помощи, сколько бы новых клиник не открывали – частных или государственных, существенно сократить число больных наркоманией и алкоголизмом мы не сможем. В этом вопросе необходим принципиально новый подход.

Обратитесь к наркологу прямо сейчас!
Получите бесплатную консультацию!



— Вы сказали, в рамках существующей парадигмы. О чем идет речь?

— Речь идет о сложившихся общественных стереотипах по отношению к зависимости. Здесь, правда, более уместно слово парадокс, чем парадигма. Судите сами, с одной стороны (так думают 40-45% людей), наркомания и алкоголизм не воспринимаются как серьезная болезнь. Это что-то вроде вредной привычки, распущенности, плохого поведения, способа расслабиться, уйти от проблем и пр. Другие (это тоже 40-45%) — определяют как тяжелый недуг, которым уж если заболел, то на всю жизнь, лечи – не лечи…

Суммируя, мы получаем в наших умах нечто среднее: наркомания и алкоголизм – это не болезнь, которая не лечится.

— А как думают оставшиеся 10-20%?

— Они думают правильно, то есть с точностью, до наоборот: зависимость – это действительно болезнь, причем тяжелая, но успешно преодолевать ее проявления возможно!

— Допустим. Но что это решает? В том смысле, как позиция людей может повлиять на эту проблему, и наоборот?..

— Кардинально. Возьмем факты. Задавил пьяный водитель пешехода (сколько сейчас в СМИ таких случаев!). По разным данным, экономический ущерб от пьянства в стране составляет около 2% ВВП. Каждый день, выходя из подъезда, вы видите одних и тех же пьяных бомжей и т.д.

Ни меня, ни вас эти факты напрямую вроде бы не касаются: в семье все живы — здоровы, никто не пьет… Но ведь на самом деле, все это напрямую касается… абсолютно всех! Любого из нас может сбить пьяный водитель, наши дети через раз спотыкаются взглядом об лежащих в грязи людей, которые плохо пахнут, ругаются матом, проявляют агрессию. В школьных дворах валяются инсулиновые шприцы. И это, вы только вдумайтесь, является нормой, обыденностью, запечатленной в картине мира, практически, каждого (!) ребенка.
 

Наши услуги


 
— Вечный вопрос, что делать? Хотя бы с алкоголем… Вроде бы уже все пробовали: и цены повысили, и продажу ограничили. Может, «сухой закон»?

— Зачем так сразу. Мы это уже проходили при Горбачеве, да и не только мы, и не только при Горбачеве. «Сухой закон» — это утопия, а в условиях сегодняшней жизни — провокация. У нас в стране официально зарегистрировано 2,2 млн. алкоголиков. Незарегистрированных – есть оценки – еще 10 млн. Прибавьте к этому числу так называемых созависимых, то есть близких родственников, друзей, коллег по работе, и вы получите уже цифру 30- 40 млн. Это те люди, которых проблема алкоголизма касается непосредственно! Просто запретительные меры, в отсутствии продуманной системы лечения и реабилитации могут привести в социальному взрыву.
 
Исаев Руслан Николаевич - руководитель частной клиники в Москве — Тогда повторю свой вопрос, что делать?

— Правильнее, наверное, так: что нужно делать сегодня и сейчас, и что можно сделать завтра-послезавтра? Так вот, спасать больных людей, тех, кто пропадает на наших глазах, возвращать их к нормальной жизни надо уже сейчас! Для этого необходима система альтернативного лечения. А воспитывать трезвость как норму жизни, вводить ограничительные меры следует постепенно, аккуратно и обдуманно, параллельно решая проблемы занятости, повышения уровня жизни, правовой культуры и т.д. Это – программа на долгие годы!

— Что такое альтернативное лечение?

— Когда человек в привычном для себя алкогольном или наркотическом опьянении совершает правонарушение, ему нужно предоставить выбор: либо идти в тюрьму, платить штраф и т.д., либо прощаться с зависимостью.

— Имеется в виду принудительная кодировка?

— Ни в коем случае! Кодирование не является методом избавления от болезни, как многие думают. «Кодировать» от алкоголизма человека можно бесконечное число раз. И столько же раз, если нет мотивации на лечение, он будет срываться. Речь идет не об уколах и внушениях, а о системе мер, которые предусматривают добровольный отказ от психоактивных веществ, формируют желание вести здоровый образ жизни и работают в рамках социальной программы по реинтеграции в общество. Как показывает мировая практика, как показывает опыт передовых российских клиник, излечение от зависимости возможно только тогда, когда человек полностью переосмысливает свою жизнь, находит для себя новые цели и возможности, начинает контролировать эмоции, поведение… И еще очень важно, чтобы он четко представляет себе, где и кем будет работать. То есть при необходимости его нужно будет обучить, трудоустроить…

— … Подождите, получается, что преступник, нарушивший закон в пьяном виде или «под кайфом», вместо тюрьмы может выбрать для себя уютную палату, бесплатное питание и дальнейшее трудоустройство?.. Найдет ли такое решение понимание и поддержку в обществе? И где гарантии, что такой человек, выйдя на свободу, не возьмется за старое?..

— За старое он возьмется, скорее всего, выйдя из тюрьмы, и статистика здесь неумолима. А ваш вопрос – блестящая иллюстрация упомянутой парадигмы: зависимость – это не болезнь, которая не лечится… Но я уже говорил, что, во-первых, лечится, а во-вторых, это действительно болезнь… Если человек совершил правонарушение, будучи в депрессивном расстройстве, остром психозе и даже в состоянии аффекта, суд принимает во внимание это смягчающее обстоятельство. Такого преступника, говорим мы, нужно не сажать, а лечить… В случае с наркоманией и алкоголизмом – то же самое! Я разницы не вижу…

— Но это действительно трудно принять, что убийца или даже просто трамвайный хам, находящийся «под кайфом» – больной человек…

— Вот именно – трудно. На словах-то мы все соглашаемся, что он больной. Но как только начинаем «пропускать через себя», так сразу становится «трудно принять»… И знаете почему? Потому что «алкоголик», «нарик» и т.д. в нашем сознании – это негативный образ. Это — ругательное слово, общественное зло. Поэтому преступник-наркоман у нас не заслуживает ни прощения, ни снисхождения. Но давайте с вами на минутку его персонифицируем.

Как-то раз привозят ко мне двадцатипятилетнего мужчину, у которого случилась передозировка. Наступает клиническая смерть. Первые слова, которые человек произносит после того, как откачали: «лечится не останусь»! Через полгода ситуация повторяется, снова клиническая смерть. Только теперь, находясь «под кайфом», он попадает в автокатастрофу. И снова «лечиться не буду»! Я, родственники, мои коллеги понимаем, что …он умрет. Вопрос ближайшего времени. Не станет любимого сына, любящего отца, подающего надежды музыканта…

И таких больных – сотни! Ивановы, Петровы, Сидоровы с потерянными надеждами и хромой судьбой… С одной стороны, все они – потенциальные или уже фактические преступники, с другой – глубоко больные люди, которых может спасти наше лечение. И не просто спасти, а дать путевку в новую жизнь!

Вы спросили, найдет ли это решение понимание в обществе? Думаю, что да. Общество – не безликая масса людей, это мы с вами: Ивановы, Петровы, Сидоровы… У многих из нас тоже есть больные мужья, жены, дети, попавшие в беду. Неужели мы ничего не можем им предложить, кроме тюрем и моргов!?

— Звучит более чем убедительно. Но как это можно будет реализовать на практике?

— Очень просто. В развитых странах уже давно существует программагосударственного партнерства с медицинскими учреждениями, которые занимаются лечением, реабилитацией и ресоциализацией наркозависимых. Нам надо взять за основу передовой опыт и начать работать. Проще говоря, нужна политическая воля, решение правительства. Заодно наведем порядок в частном секторе и приведем рынок медицинских услуг в цивилизованный вид…

— А у нас беспорядок?

— Еще какой! Скажу так, гильдия, которую я возглавляю, на самом деле была создана не от хорошей жизни. Наркоманами у нас в стране сегодня кто только не занимается – от «академиков» парамедицинских наук до откровенных чародеев. И при этом никто не за что не отвечает.

Простой пример, у меня за городом есть реабилитационный стационар, где работают квалифицированные специалисты. Передовые схемы лечения. Проверенные практикой эффективные программы. Объективная статистика. Без ложной скромности скажу, мне есть чем отчитаться перед любой комиссией. А рядом со мной до недавнего времени располагалась настоящая секта, где тоже брали на лечение наркоманов. Ни я, ни вы, ни комиссия Минздрава никогда не узнаем, как и чем там лечили. И чем вообще занимались. Так вот у моей клиники и этой секты одинаковый правовой статус. Согласитесь, это – ненормальная ситуация.

— Иными словами, в гильдию вы берете только проверенных коллег.

— Совершенно верно. Ключевое слово – проверенных. Дело в том, что у многих официальных клиник тоже не все хорошо с методиками и статистикой. И результаты лечения вызывают вопросы. Тем не менее, никто не мешает им давать рекламу и публично заявлять о почти стопроцентной своей эффективности. Пока у нас не будут разработаны и приняты обязательные для всех стандарты качества лечения, пока не будет новых правил лицензирования медицинских учреждений, которые занимаются наркозависимыми, сохранять чистоту своих рядов мы можем только с помощью ННГ.

— Какие из ныне существующих клиник могут в нее войти?

— Перечислять не буду, у нас в стране есть достаточное число частных центров, которые профессионально занимаются реабилитацией наркозависимых. Критериями отбора можно считать использование мировых стандартов качества лечения и прозрачность медицинской статистики. Последняя для меня лично является самым значимым показателем.

Поясню это на примере своей клиники лечения алкоголизма. Допустим, у меня пролечились два больных алкоголизмом. В течение года один из них выпил рюмку, а второй – нет. Так вот первый больной из моей статистики вылеченных пациентов автоматически исключается. И не важно, что после того как человек выпил рюмку, он снова несколько месяцев не пил. Единичный факт приема алкоголя для нас является срывом. Плюс ко всему, даже в отдаленные периоды после лечения мы оцениваем качество жизни пациента: наличие у него работы, семьи и т.д. Только по результатам такой обратной связи через год после выписки, мы можем с большой долей вероятности говорить о действительных результатах своей работы.

— Допустим, вы соберете под свое крыло самых достойных. Что дальше?

— У членов гильдии накоплен большой опыт работы с наркозависимыми. Предлагаемые нами эффективные модели социально-трудовой и медико-социальной реабилитации уже сейчас могут быть взяты за основу любой государственной программы. Мы открыты к диалогу с властью, готовы сотрудничать с Министерством здравоохранения, ФСКН, неправительственными организациями и частными лицами, которые понимают, что пришло время кардинальных решений.

В этом смысле большую роль играет просветительская миссия ННГ, которая направлена как на работу с простыми людьми через средства массовой информации, так и с власть предержащими. Нам необходимо коренным образом изменить, а лучше сказать – переломить – общественное сознание по отношению к проблеме алкогольной и наркотической зависимости в нашей стране. Это стало вопросом национальной безопасности, вопросом выживания. Или мы это сейчас сделаем, или… завтра России не будет!
 
Беседовал Алексей МИХЕЕВ
 

Требуется помощь Вам или близкому человеку? Оставьте свои контактные данные и мы Вам перезвоним

Меню
Позвонить
Консультация
WhatsApp
Наверх